Детская литература arrow Катаев В.П. arrow Сын полка arrow 7

Мнения читателей

7 Печать E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Минут через пять, подобрав букварь, махорку и зажигалку, они шли по лесу, разыскивая дорогу, где можно было сесть на попутную машину, идущую во второй эшелон фронта.
Ваня шел впереди, а Биденко - на шаг сзади, ни на секунду не спуская с мальчика глаз.
- Хватит, дружок,- говорил Биденко назидательно,- погулял в лесу - и будет. Потому что все равно ничего не получится. Не родился еще на свете такой человек, который бы от меня ушел. Так себе это и запомни.
- Неправда ваша,- сердито отвечал Ваня не оборачиваясь.- Кабы не мой букварь, вы бы меня сроду не поймали.
- Небось поймал бы.
- Неправда ваша.
- Верно говорю. От меня еще никто не уходил.
- А я ушел.
- Не ушел бы.
- Если бы да кабы.
- Вот тебе и «да кабы»!
- Неправда ваша.
- Заладил одно.
- Неправда ваша. Неправда ваша,- упрямо повторял Ваня.
- Весь бы лес прочесал, а нашел.
- Чего же вы не прочесали?
- Стало быть, не прочесал. Много будешь спрашивать - язык измочалишь. Я бы тебя по приметам
нашел.
- Чего же вы меня не нашли?
- Я тебя нашел.
- Неправда ваша. Я вас хитрее. Вы меня по компасу искали - и то не нашли.
- Чего языком треплешь? Когда я тебя по компасу искал?
- А вот искали! Вы меня не видели, а я с дерева вас видел.
- Чего же ты видел?
- Видел, как вы на мой след компас направляли. «Вот чертенок, все он замечает!» - подумал Биденко почти с восхищением. Но сказал строго:
- Это, брат, не твоего ума дело. Я только по компасу определялся, чтобы машину не потерять. А тебя это не касается.
Тут Биденко немного покривил душой. Но это ему все равно не помогло.
- Неправда ваша,- сказал Ваня неумолимо.- Вы меня по компасу ловили. Я знаю. Только вам это не удалось, потому что я вас обхитрил. А я бы вас без всякого компаса за полчаса нашел в каком хотите лесу, хоть днем, хоть ночью.
- Ну, браток, это ты чересчур хватил.
- Давайте спорить.
- Стану я еще с тобой спорить! Молод.
- Ну давайте так испытаем. Без спора. Вы мне завяжите чем-нибудь глаза да уйдите от меня в лес. А я минут через пяток начну вас искать.
- Ну и не найдешь.
- А вот найду.
- Никогда!
- Испытаем.
- А ну, давай! - воскликнул Биденко, в котором вдруг вспыхнул азарт разведчика.- Нипочем не найдешь. Погоди,- сказал он вдруг подозрительно.- Это что же получается? Я от тебя в лес уйду, а ты в это время от меня опять убежишь? Э, нет, малый, больно ты хитер, как я на тебя посмотрю.
Ваня усмехнулся:
- Боитесь, что уйду?
- Ничего я не боюсь,- хмуро сказал Биденко,- а просто чересчур много ты болтаешь. Через тебя у меня уже голова болит.
- Вы не бойтесь,- сказал мальчик весело,- я от вас и так все равно уйду.
И такая глубокая уверенность, такое непреклонное решение послышалось ефрейтору Биденко в этих веселых словах, что он хотя и промолчал, но решил про себя все время быть начеку.
А мальчику как вожжа попала под хвост. Он бодро топал впереди Биденко своими крепкими босыми ногами и, как бы платя за обиду, которую ему нанесли разведчики, вызывающе повторял:
- Вот уйду! Хоть вы меня привяжите к себе. Вот все равно уйду.
- А что ж ты думаешь? И привяжу. У меня это недолго. Посмотрим, как ты тогда уйдешь. Биденко задумался.
- Ей-богу,- вдруг решительно сказал он,- вот возьму веревку и привяжу!
У Биденко действительно, как у каждого запасливого разведчика, всегда при себе имелось метров пять тонкой и крепкой веревки. И он начал подумывать всерьез, не привязать ли Ваню к себе, когда они сядут в машину. Ехать предстояло довольно далеко. В дороге можно было бы хорошо вздремнуть. А как тут вздремнешь, если мальчишка может каждую минуту сигануть через борт!
«А что, в самом деле,- подумал Биденко,- привяжу - и кончено дело. А потом, как приедем на место, отвяжу. Ничего с ним не сделается».
И действительно, когда вышли на дорогу и забрались в попутную машину, Биденко достал из кармана аккуратно свернутую веревку.
- Ну, держись, пастушок, сейчас я тебя привязывать буду,- весело сказал он, стараясь разыграть дело в шутку, чтобы не оскорбить мальчика.
Но Ваня и не подумал обидеться. Он легко принял этот якобы шутливый тон и ответил в таком же духе:
- Привязывайте, дяденька, привязывайте. Только сделайте узел покрепче, чтобы я не развязал.
- Моего, брат, узла не развяжешь: у меня двойной морской.
С этими словами Биденко крепко, но не больно привязал конец веревки двойным морским узлом к Ваниной руке повыше локтя, а другой конец обмотал вокруг своего кулака.
- Теперь, брат пастушок, плохо твое дело. Не убежишь.
Мальчик промолчал. Он прикрыл ресницами глаза, в которых неистово прыгали синие искры.
Грузовик попался очень хороший, большой, крытый брезентом - новенький американский «студебеккер». Он шел порожняком до самого места. Сперва Биденко и Ваня были в нем единственные пассажиры. Они очень удобно устроились на пустых мешках, у самой кабинки водителя, где совсем не трясло.
Биденко несколько раз пытался заговаривать с мальчиком, но Ваня все время упорно молчал.
«Смотрите пожалуйста, какой гордый! - думал с умилением Биденко.- Маленький, а злой. Самостоятельный у паренька характер. Видать, немало хлебнул в жизни».
И ему опять стали представляться далекие картины его детства.
Тем временем у каждого контрольно-проверочного пункта в машину подсаживались все новые и новые люди. Скоро машина переполнилась.
Здесь были солдаты с переднего края, только что из боя. Их сразу можно было узнать по шлемам и коротким грязным плащ-палаткам, завязанным на шее и висящим сзади длинным углом.
Были два интенданта в тесных шинелях с узкими серебряными погончиками и в новеньких, твердых фуражках.
Была девушка из Военторга, в макинтоше, в коротких кирзовых сапогах, с круглым пунцовым лицом, выглядывающим из платка, завязанного по-бабьи, как кочан капусты.
Было несколько веселых летчиков-истребителей. Они все время курили папиросы из толстых прозрачных портсигаров, сделанных на авиационном заводе из отходов бронестекла.
Была женщина - военный хирург, толстая, пожилая, в круглых очках и в синем берете, плотно натянутом на седую, коротко остриженную голову.
Словом, были все те люди, которые обычно передвигаются по военным дорогам на попутных машинах.
Стемнело.
По брезентовой крыше зашумел дождь. Ехать было еще далеко. И люди стали помаленьку засыпать, устраиваясь кто как мог.
Стал засыпать и ефрейтор Биденко, положив под голову кулак с намотанной на него веревкой. Однако сон его был чуток. Время от времени он просыпался и подергивал за веревку.
- Ну, что вам надо? - сонно отзывался Ваня.- Я еще тут.
- Спишь, пастушок?
- Сплю.
- Ладно. Спи. Это я так: проверка линии.
И Биденко засыпал опять.
Один раз ему почудилось вдруг, что Вани возле него нет. Сел, торопливо подергал за веревку, но не получил никакого ответа. Холодный пот прошиб ефрейтора. Он вскочил на колени и засветил электрический фонарик, который все время держал наготове.
Нет. Ничего. Все в порядке. Ваня по-прежнему спал рядом, прижав к животу колени. Биденко посветил ему в лицо. Оно было спокойно. Сон его был так крепок, что даже свет электрического фонарика, наставленного в упор, не мог его разбудить.
Биденко потушил фонарик и вспомнил ту ночь, когда они нашли Ваню. Тогда ему тоже посветили в лицо фонариком. Но какое у него тогда было лицо: измученное, больное, костлявое, страшное. Как он тогда сразу весь вздрогнул, встрепенулся. Как дико открылись его глаза. Какой ужас отразился в них.
Ведь это было всего несколько дней тому назад. А теперь мальчик спит себе спокойно и видит приятные сны. Вот что значит попасть наконец к своим. Верно люди говорят, что в родном доме и стены лечат.
Биденко лег и под мерное подскакивание грузовика снова задремал.
На этот раз он проспал довольно долго и спокойно. Но все же, проснувшись, не забыл подергать за веревку.
Ваня не откликался.
«Спит небось,- подумал Биденко.- Утомился».
Биденко перевернулся на другой бок, немножко опять поспал, потом опять на всякий случай подергал веревку.
- Слушайте, я не понимаю, что тут делается? Когда это наконец кончится? - раздался в темноте сердитый женский бас.- Почему ко мне привязали' какую-то веревку? Почему меня дергают? Кто мне все время не дает спать?
Биденко похолодел.
Он зажег электрический фонарик, и в глазах у него потемнело. Мальчика не было а веревка была привязана к сапогу женщины-хирурга, которая сидела на полу, грозно сверкая очками, в упор освещенными электрическим фонариком.
- Эй, остановись! - заорал Биденко страшным голосом, изо всех сил барабаня в кабину водителя.
Не дожидаясь остановки, он ринулся по чьим-то рукам, ногам, по вещевым мешкам и чемоданам к выходу. Он одним махом перескочил через борт и очутился на шоссе.
Ночь была черная, непроглядная. Хлестал холодный дождь. На западном горизонте мелькали отражения далекого артиллерийского боя.
-По шоссе в ту и другую сторону проносились десятки, сотни грузовых и легковых машин, транспортеры, тягачи, пушки, бензозаправщики. Они бегло освещали своими фарами черные лужи, покрытые белыми сверкающими кругами и пузырьками ливня.
Биденко постоял некоторое время, слегка расставив руки и ноги. Потом он изо всех сил плюнул и сказал:
- А, пошло оно все к черту!
И не торопясь побрел назад, к ближайшему регулировщику, для того чтобы там сесть на попутную машину, идущую в сторону переднего края.
 

Предлагаем также почитать:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »

Современные писатели

Авдеенко К.
Шляховер Е.

Опросы

Что Вы чаще читаете своим детям?
 

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей

Весь материал предназначен для ознакомительных целей