Дракоша в городе

Глава первая. ГОРОД

Семья Дружининых возвращалась в город. Когда показались первые высотные дома, Дракоша ахнул и прилип к стеклу:
— Какие большие дачи! В них живут великаны?
— Нет, — засмеялась Маша. — В них живут люди. И это не дачи, а дома.
— А разве наша дача не дом?
— Ну-у… Дом, конечно. Но маленький.
— Вот я и говорю, что здесь дачи гораздо больше, чем наша.
— Железная логика, — хмыкнул папа.
Район, в котором жили Дружинины, был довольно зелёным и считался экологически чистым. И всё-таки дракончик не мог не почувствовать разницу:
— Фу, как воняет!
— Не воняет, а пахнет, — поправил Паша.
— Значит, фу, как пахнет! Хуже, чем на помойке у бабы Клавы!
— Ничего не поделаешь, — вздохнула мама. — Это город. И мы в нём живём.
Машина свернула во двор.
— Смотри! — сказал Паша. — А вот это наш дом!
— Большой, — уважительно кивнул Дракоша. — И сарай тоже большой.
— Это не сарай, а детский сад, — обиделась Маша. — Я в него раньше ходила…
Но Дракоша её не слушал.
— И чердак, наверное, тоже большой!.. — мечтательно продолжил он.
Машина подруливала к подъезду, когда из него вышла по-военному подтянутая пожилая дама. Это была Мария Ивановна Пуделева, до пенсии — директор школы, а сейчас общественная активистка, которую жильцы по старой школьной привычке звали Мариванной. Сложив руки на груди, она по-хозяйски оглядела двор. И тут папа вместо тормоза нажал на газ.
— Папа! Ты же наш подъезд проскочил!.. — закричали Паша с Машей.
— Я просто подумал, что надо Дракоше наш район показать.— Действительно, домой мы всегда успеем, — кивнула мама.
Следующая попытка попасть домой тоже окончилась неудачей. Мариванна сидела на скамеечке перед подъездом и, похоже, уходить никуда не собиралась. В общем, Сергей Викторович снова нажал на газ.
— Папа, а почему мы опять мимо проехали? — спросила Маша.
— А мы с мамой решили Дракоше Москву показать!
— Не будет же она до ночи сидеть, — попытался приободрить он маму.
Москва Дракоше очень понравилась. Особенно ночная. И он расстроился, когда машина остановилась у безлюдного подъезда. Зато как обрадовались папа с мамой!
— Наконец-то! Дети! Приехали! Выгружаемся! Быстро!
Сонные Паша и Маша заворочались на заднем сиденье и перевернулись на другой бок. Пока мама пыталась их добудиться, папа и Дракоша приступили к разгрузке.
И тут дверь подъезда открылась, и из неё вышла Мариванна.
— С дачи приехали?
— С дачи, — сказала мама, пытаясь прикрыть собой Дракошу.
— А что ж это вы мимо дома-то проехали?
— Да отвык я от города, Мариванна! — начал неубедительно врать папа. — Вот и проехал…
— Дважды.
— Ну, вы же знаете, какой Серёжа рассеянный! — пришла на помощь мама.
— А это у вас что такое? — заметила соседка за спиной у мамы Дракошу.
— Дракоша, замри! — прошептал папа, и Дракоша тут же застыл.
— Кто «замри»? — подозрительно поглядела на него Мариванна.
— «Дракошазамри», — фантазировал на ходу папа. — Это такой сорт мексиканских кактусов.
— Какая-то форма у него странная. Никогда такой не видела. — Мариванна осматривала Дракошу со всех сторон.
— Это очень редкий вид, — пояснил папа.
— А где же у него колючки?
— А… А я его побрил!
— Зачем это?
— А… А чтобы он в дороге не кололся. Так сказать, для удобства перевозки!
— А-а-а! — понимающе кивнула Мариванна. — Ну, я пойду. Мне ещё другие подъезды надо обойти. Да, кстати, тяжеловато вам будет с этим кактусом.
— Почему? — спросила мама, радуясь миновавшей опасности.
— Лифт не работает.
— Ничего. Сам дойдёт, — пробурчал папа.
— Серёжа шутит! — поспешила добавить мама, увидев недоумённый взгляд соседки.
Договорились, что мама с Машей останутся внизу на тот случай, если Мариванна вдруг снова появится, а папа с Пашей и Дракоша быстренько перетащат вещи наверх.
Правда, быстренько не получилось. Мало того что лифт не работал, кто-то ещё вывернул в подъезде лампочку. В результате Паша, шедший последним, наступил на хвост Дракоше… и сразу скатился на полэтажа вместе с корзиной яблок.
— Мы идём на чердак? — спросил Дракоша, поднимаясь по лестнице.
— Нет, домой.
— Так ведь мы уже в доме!
— Мы идём в нашу квартиру.
— А что такое квартира?
— Это… это такие комнаты. А находятся они вот за такими дверями. Понятно?
— Гы! А почему мы тогда в них не заходим?
— Потому что это не наши квартиры. В них живут другие люди.
— А почему другие люди живут в нашем доме?
— Почему, почему?! Нравится им здесь жить! Вот почему! — отдуваясь, пробормотал Паша.
— Нравится? Это хорошо. Значит, наш дом хороший.
— Уфф! — добравшись до своей площадки, папа вытер со лба пот. — Тяжеловато всё-таки без лифта…
— Папа Серёжа, а лифт тоже в нашем доме живёт?
— Не живёт, а работает… То есть не работает, — уточнил Сергей Викторович.
— Не живёт и не работает? — заинтересовался Дракоша. — А что делает?
— Сейчас ничего. Паша, ключи у тебя?
— Нет. Наверное, они у мамы.
— Что ж, будем ждать.
Пока они ждали маму, Дракоша исследовал лестничную площадку. Видел он в темноте отлично, поэтому тут же заметил изрисованные стены, и окурки на ступеньках, и кучу мусора возле мусоропровода.
— Папа, а почему у нас дома так грязно?
— У нас дома чисто, — хмуро сказал Паша. — Это в подъезде грязно.
— А разве подъезд не в нашем доме?
— В нашем, — согласился Паша.— А тогда почему в нём так грязно?
— Понимаешь, Дракоша, — пришёл на помощь папа, — этот подъезд не наш, а общий. Понимаешь?
— Не-а, — замотал головой Дракоша.
— Вот и я не понимаю, — вздохнул папа. — Почему, если общее, то нужно мусорить?
Наконец на лестничной площадке появилась мама с Машей, дверь открыли, и все зашли в квартиру.
Дети сразу же бросились показывать её Дракоше. Квартира Дракоше понравилась. Особенно большая комната.
— А где я буду жить? — поинтересовался Дракоша.
— Здесь, в общей комнате, — сказал папа.
— В общей? Гы! — поморщился Дракоша.
— Тебе здесь не нравится? — спросила мама.
— Наверное, он думает, что общая комната — это где все мусорят, — догадался Паша.
— Гы.
Папа задумался, и тут взгляд его упал на балкон. Сергей Викторович эффектным движением раздвинул шторы.
— Дракоша, иди сюда!.. Вот здесь ты будешь жить!
Балкон Дружининых был застеклён и обит деревом и сразу напомнил Дракоше дачную веранду. Дракончик был в восхищении и сразу потребовал принести ему матрас и подушку.
— Серёжа, а ребёнок там зимой не замёрзнет? — спросила мама, доставая постельное бельё.
— Утеплим. И потом, он всё-таки дракон, а не фикус…
— Тогда уж скорее мексиканский кактус «дракошазамри», — улыбнулась мама.

Глава вторая. НОЧНЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ

Наташа, я ещё немного поработаю, — сказал папа, щёлкая клавишами компьютера.
— Конечно, дорогой. — Мама тщательно складывала одеяло так, чтобы казалось, будто под ним кто-то лежит. — Спокойной ночи! — Наталья Юрьевна бесшумно выскользнула в коридор.
— Спокойной ночи, — рассеянно ответил папа, не отводя глаз от экрана.
Некоторое время Сергей Викторович бездумно щёлкал по одной и той же клавише. Затем оглянулся и тихонько спросил:
— Наташа, ты спишь?
Не дождавшись от свёрнутого одеяла никакого ответа, папа на цыпочках вышел из комнаты.
В детской комнате тоже было не до сна.
— Это моя футболка!
— Нет моя!
— Отдай!
— Сейчас как дам!
— А я как закричу!
— Тише ты! Родителей разбудишь! Пошли…
В подъезде было темно. И происходило там следующее:
Шшик! Шшик! — Паша выметал мусор с лестничной площадки.
Вжик! Вжик! — Маша оттирала стенку от надписей.
Шварк! Шварк! — Мама мыла лестницу.
— Ой! Ай! — Это мама и Маша наткнулись друг на друга.
Бум! — Паша споткнулся и упал.— Ого! — Это папа вкрутил лампочку на лестничной площадке. — Что это вы тут все делаете?
— Да так, — развела руками мама. — Бессонница замучила. Вот я и решила небольшую уборочку сделать в честь приезда…
— А вы? — строго посмотрел папа на детей.
— А мы сначала спали… спали… спали… — начала объяснять Маша.
— А потом бац! — пришёл ей на помощь Паша.
— И уже не спим… вот, — упавшим голосом закончил он.
— Всё ясно, — кивнул папа. — Повальная эпидемия лунатизма.
— А ты-то сам что здесь делаешь? — в свою очередь спросила его мама.
— Я?.. А я подумал: вдруг мне ночью захочется на лестничную площадку почитать выйти, а света и нет! Вот я и решил лампочку вкрутить.
— Это ты кому-нибудь другому вкручивай! — рассмеялась мама.
Снизу послышались шаги, и из-за лестницы осторожно выглянул человек с пистолетом в руках. И хотя он был в трусах и майке, но с милицейской фуражкой на голове и в тщательно начищенных сапогах.
— Всем оставаться на своих местах! Руки вверх! — шёпотом произнёс он. — Так, нарушаем, граждане?
— Ой, товарищ Огурцов, здравствуйте! — сказала мама. — А что вы здесь делаете?
Действительно, человек в трусах с пистолетом как две капли воды был похож на поселкового участкового Огурцова.
— Во-первых, попрошу не путать. Не Огурцов, а Помидоров, — строго сказал он и взял под козырёк. — Ваш новый участковый. А во-вторых, это что вы здесь делаете ночью?
— Да вот что-то не спится. Поэтому решили убрать в подъезде.
— Да? — внимательно осмотрел лестничную клетку Помидоров. — Да-а-а…
— Извините, — спросил папа, разглядывая участкового. — А у вас, случайно, нет брата-близнеца, Огурцова?
— Нет, и никогда не было, — отрезал Помидоров. — С уборкой вы, конечно, неплохо придумали. Но лучше этим заниматься в положенное время, то есть днём. Понятно?
— Так точно! — вытянулся папа.
Помидоров подозрительно поглядел на папу, но ничего не сказал и пошёл вниз по лестнице. Чуть позже снизу донеслось:
— Да, чуть не забыл. Спокойной ночи!
— Спокойной ночи! — ответила семья.
Все разошлись по своим местам, и ночная уборка продолжилась с удвоенным рвением…
К утру подъезд было просто не узнать. Папа повесил на все лампочки абажуры собственного изготовления, а мама разрисовала мусоропровод весёленькими цветочками. Мусоропровод стал таким красивым, что теперь в него было жалко выбрасывать мусор.
Паша и Маша оттирали последнюю надпись в подъезде, когда сзади них раздался грозный голос Мариванны:
— Ага! Попались, которые на стенках писали! Разве вас этому в школе учили?
— А меня ещё ничему в школе не учили, — надулась Маша. — Я в школу только первого сентября пойду.
— И мы не пишем, а, наоборот, стираем, — добавил Паша.
— Да? — удивилась Мариванна.
Она отодвинула Пашу с Машей и внимательно осмотрела стенку. Даже потрогала её пальцем:
— Странно…
— Гы! — сказал Дракоша, увидев сияющий чистотой подъезд. — Красиво!
— А сейчас я тебе ещё одну вещь покажу! — Паша нажал на кнопку лифта.
Двери лифта с шумом открылись.
— Какая маленькая комната! — удивился Дракоша и зашёл внутрь.
— Это лифт, — объяснила Маша.
— Который нигде не живёт и не работает? — вспомнил Дракоша. Паша тоже зашёл в лифт и нажал на верхнюю кнопку. Двери с шумом закрылись
— Работает! — показал на двери Паша.
Лифт дёрнулся и поехал вверх.
— Ой! — удивился Дракоша. — Эта комната куда-то поехала! Куда она поехала?
— Наверх, — сказала Маша.
— А зачем? — спросил Дракоша.
— Чтобы по лестницам ногами не ходить, — объяснил Паша.
— На лифте быстрее, — уточнила Маша.
— Гы… — не поверил Дракоша.
Тут лифт вздрогнул и остановился. Двери с шумом раскрылись.
— Вот видишь, уже приехали!Дракоша выглянул из лифта, чтобы убедиться в том, что его не разыгрывают.
— А вниз лифт тоже умеет? — поинтересовался он.
— Конечно умеет, — ответил Паша. — На какой этаж нажмёшь, туда и поедет!Правда вскоре он пожалел о сказанном. Стоило лифту доехать до первого этажа, как Дракоша тут же нажимал на кнопку, и лифт ехал вверх. На верхнем этаже всё повторялось, и лифт ехал вниз. Из кабины только и раздавалось:
— А теперь вверх!..
— А теперь вниз!..
— А теперь вверх!..
— А теперь вниз!..
— А теперь вверх!..
— А теперь вниз!..
— А теперь вверх!..
— А теперь… — начал Дракоша, в очередной раз собираясь нажать на кнопку, но увидел стоящую перед лифтом маму.
— А теперь обедать! — скомандовала она, и команда лифтонавтов направилась домой.
В прихожей их встретил папа:
— Ну как, понравился Дракоше наш общий дом?
— А пусть он сам скажет! — Мама обернулась. — Дракоша!
Но Дракоши в прихожей не оказалось…
— Папа! — раздался его крик от мусоропровода. — Я ещё один лифт нашёл! Маленький. Можно на нём прокатиться?..

Глава третья. ОДИН ДОМА

Телефонный звонок раздался, когда Дракоша прогуливался по коридору.
— Гы? — удивился Дракоша и огляделся.
Звонок раздавался из странной маленькой коробочки на столике в прихожей. Дракоша подошёл к коробочке и осторожно потрогал её лапой. Коробочка в ответ зазвонила.
— Гы?! — ещё больше удивился Дракоша и снова потрогал коробочку лапой.
Коробочка снова зазвонила.
— Гы! — кивнул Дракоша. Ему понравилась эта игра, и он опять протянул лапу к телефону.
Но Маша его опередила. Она схватила трубку, быстро протараторила: «Алло-да-дома-пап-тебя-к-телефону!», положила трубку на столик и унеслась обратно в комнату.
Дракоша недоумённо посмотрел ей вслед и услышал голос папы:
— Алло. Да… Спасибо.
— Пожалуйста, папа Серёжа. — Дракоша обернулся. — А за что спасибо?
— Дракоша, я не с тобой разговариваю, — сказал папа и продолжил говорить уже в трубку. — Да… Хорошо, Андрей Алексеевич. Буду ждать вашего звонка…
Дракоша с интересом наблюдал за тем, что делает папа. Сергей Викторович положил трубку и объяснил:
— Это телефон. Понял?
— Понял! — на всякий случай кивнул Дракоша.
— Вот и хорошо, — сказал папа.
Дракоша подождал, пока он уйдёт, и подошёл к телефону с твёрдым намерением разобраться, что такое телефон и как он работает. Но тут снова зазвонило…
Когда папа вышел в коридор, Дракоша стоял и обиженно смотрел на телефонную трубку в своей лапе.
— Кто звонил? — поинтересовался папа.
— Телефон! — буркнул Дракоша.
— А… а что ты сказал, когда снял трубку? — осторожно спросил папа.
— Гы, конечно.
— И что он тебе ответил? — продолжил расспросы папа.
— «Сам дурак», а потом запищал «пи-пи-пи»…
— А вот говорить «гы» не надо, — сказал Сергей Викторович. — По телефону надо говорить «алло». Понял?
— Гы! — кивнул Дракоша. — Алло!
— Молодец! — похвалил его папа. — А если спросят, кто говорит, отвечай: говорит автоответчик!
— Алло! Говорит автоответчик! — повторил Дракоша.
И тут зазвонил телефон. Дракоша снял трубку:
— Алло, говорит автоответчик! Паша? Дома. Сейчас позову.
И Дракоша побежал звать Пашу к телефону.
— Здорово! Прямо как настоящий! — поглядел ему вслед Сергей Викторович. — Даже лучше. Обычный автоответчик к телефону не подзывает.
Дракоше повезло. Паше то и дело звонили одноклассники, Маше — подружки из детского сада. Когда после телефонного звонка Дракоша в очередной раз с шумом протопал в детскую, папа с гордостью сказал маме:
— Ну вот. А ты волновалась. Он уже прекрасно освоился в квартире. Так что его вполне можно оставлять одного…
— Как раз за Дракошу я не волнуюсь, — сказала мама. — Я больше за детей волнуюсь.
— А чего за нас волноваться? — обиделся Паша.
— А то, что завтра первое сентября, а у вас ещё ничего не собрано. И обувь грязная.
— Намёк понял? — спросил папа, указывая Паше на гору нечищеной обуви.
— Понял, — вздохнул Паша.
Чистка обуви — очень интересное и увлекательное занятие. Особенно если смотреть со стороны.
Дракоша, высунув от усердия язык, внимательно наблюдал за тем, как Паша выдавливал что-то из тюбика на ботинок, а потом долго возил по нему щёткой.
— Папа, а зачем ты красишь ботинки?
— Не крашу, а чищу, — сказал Паша, разглядывая вычищенный ботинок. — Мама говорит, что в нечищеной обуви ходить неприлично.
— Да? — удивился Дракоша и на всякий случай посмотрел на свои лапы. — А это что? — показал он на тюбик.
— Крем.
— Вкусный? — облизнулся Дракоша.
— Не вздумай его есть! — строго сказал Паша. — Знаешь как живот заболит!
Дракоша сразу потерял интерес к чистке обуви и пошёл посмотреть, чем занимается Маша.
Маша в новом платье стояла перед зеркалом и примеряла большой бант. Увидев её, Дракоша остановился и открыл рот.
— Красиво? — спросила Маша.
— Очень! — кивнул Дракоша.
— Это хорошо, — важно кивнула Маша. — Завтра я иду в школу!
Она повернулась к зеркалу и снова занялась бантом. Дракоша немного потоптался и пошёл на кухню.
— Мама Наташа! Я красивый? — с порога спросил он у мамы.
— Красивый, — подтвердила мама.
— Значит, я тоже завтра пойду в школу? — радостно спросил Дракоша.
— Нет, Дракоша, — покачала головой мама, — ты ещё маленький. Вот подрастёшь немного, тогда и пойдёшь. А пока иди спать.
В восемь утра семья Дружининых стояла в коридоре. Празднично одетые Маша и Паша держали в руках букеты цветов.
— Дракоша, — сказал папа, — Маша с Пашей идут в школу. Мы с мамой — на работу. А ты останешься в доме за хозяина.
— А что должен делать хозяин? — поинтересовался Дракоша.
— Хозяин должен следить за порядком в квартире, — сказала мама. Дракоша кивнул.
— Убираться и выносить мусор! — сообщила Маша.
Дракоша ещё раз кивнул.
— Чистить обувь! — поглядел на свои сияющие ботинки Паша.
Дракоша опять кивнул.
— В общем, хозяйничать, — закончил папа.
Дракоша снова радостно кивнул.
— И пожалуйста, никому не открывай дверь, — попросила мама.
Проводив всех, Дракоша в первый раз остался один дома.
Хозяйским взглядом он обвёл прихожую:
— Ай-яй-яй! А обувь-то нечищеная!
Вооружившись тюбиком с кремом и щёткой, Дракоша немедленно принялся за работу.
— Вот теперь совсем другое дело! — оглядел он длинный ряд чёрной блестящей обуви.
В этом ряду выстроились и когда-то белые мамины туфли, и Пашины, теперь уже чёрные, кроссовки, и Машина гордость — ещё вчера ярко-красные сапожки.А Дракоша, заложив лапы за спину, продолжил обход квартиры. Не найдя никакого другого непорядка, он быстро заскучал и от нечего делать стал глядеть в окно. В этот момент со своей скамейки его и заметила Мариванна. Соседка видела, как семья Дружининых в полном составе вышла из дома, поэтому она тут же бросилась к телефону. И уже через несколько минут участковый Помидоров звонил в дверь квартиры Дружининых.Услышав звонок, Дракоша проделал то, чему его научил папа Серёжа. Он снял телефонную трубку и сказал:
— Алло! — Не услышав ответа, Дракоша поинтересовался: — Кто это?
— Это участковый Помидоров! — послышалось из-за двери. — Откройте дверь!
— Дверь открывать нельзя! Никого нет дома, — вежливо объяснил Дракоша в телефонную трубку.
— А кто же тогда говорит? — насторожился Помидоров и на всякий случай потянулся к кобуре.
— Говорит автоответчик! — гордо ответил Дракоша и положил трубку.
— До чего техника дошла! Уже на дверях автоответчики ставят, — с завистью вздохнул участковый и пошёл вниз по лестнице.
А Дракоша вспомнил, что он ещё не выносил мусор. Выносить мусорное ведро ему очень понравилось. Особенно слушать, как мусор с шумом и грохотом летит вниз по мусоропроводу.
— Хороший лифт. Быстрый, — бормотал Дракоша. — Жалко, мусора мало.
Сергей Викторович всегда говорил детям: то, что валяется на полу — мусор. Обычно в детской был порядок. Но в этот день, в предпраздничной спешке, на полу остались Машины ленты и заколки. Из карманов Пашиных брюк тоже высыпалось немало разного имущества, включая пачку жевательной резинки. Недолго думая жвачку Дракоша отправил в рот, а остальное — в мусорное ведро. Пока он выбрасывал этот мусор, с папиного письменного стола сквозняком сдуло все бумаги.
— Ну вот. Опять непорядок, — обрадовался дракончик и так принялся орудовать веником, что сшиб с тумбочки старинную китайскую вазу. Осколков набралось ещё на одно ведро.
Когда Дракоша прислушивался к полёту содержимого пятого ведра, сквозняком захлопнуло дверь квартиры.
— Гы? — удивился Дракоша, увидев перед собой закрытую дверь.
Он потянул её, но дверь не открылась.
— Гы??? — ещё больше удивился Дракоша. И задумался, что же ему теперь делать.
А в это время этажом выше двое грузчиков вытаскивали из квартиры старое пианино.
— Давай, давай, заноси!.. — прохрипел один.
— Осторожнее, поцарапаем, — ответил другой.
— Да хоть разобьём, всё равно на помойку!
Дракоша поднялся на полпролёта и увидел, как два здоровых дядьки стаскивают по лестнице большой блестящий ящик. Наверное, ящик был очень тяжёлым, потому что дядьки пыхтели, как два чайника. Дракоша с интересом наблюдал за их действиями. Когда они поравнялись с ним, Дракоша вежливо спросил:
— Дяденьки, вам помочь?
Грузчики вместе с ящиком загрохотали вниз. Раздался страшный треск, а затем удаляющийся топот ног. Когда всё стихло, Дракоша недоумённо пожал плечами и вернулся к двери. Но двери не было: она лежала на полу. А посередине прихожей стоял блестящий большой ящик.
— Непорядок. — Дракоша прислонил дверь к косяку и начал двигать ящик в большую комнату.
Когда мама с папой вернулись домой, они долго не могли попасть в квартиру. Папа крутил ключами и так и сяк, но дверь упорно отказывалась открываться.
— Наверное, что-то с замком, — пробормотал Сергей Викторович.
— Дорогой, может быть, ты просто перепутал ключи? — осторожно спросила его мама.
— Попробуй сама!
Папа протянул ей ключи, облокотился о дверь… И вместе с ней ввалился в квартиру.
— Вообще-то я думал, что будет хуже, — честно признался Сергей Викторович, потирая бок и осматривая квартиру после Дракошиного хозяйничанья. — А так, кроме двери, всё просто отлично. И обувь вся вычищена. И вещей ненужных в квартире стало меньше. И пианино смотрится гораздо лучше той старой вазы.
— Какое пианино? — удивилась мама, входя в большую комнату.
— Да вот это!
— Дракоша, откуда здесь пианино? — поинтересовалась мама.
— Два дяденьки принесли и убежали, — объяснил Дракоша.
— Но так не бывает!
— Как видишь, бывает, — показал папа рукой на пианино и для наглядности постучал по нему. — Если, конечно, эти дяденьки не вернутся сюда с пистолетами.
— В любом случае, — прервала его мама, — не забудь сегодня вызвать слесаря. А то мы так и будем жить с открытой дверью.
— Ну и прекрасно! Может, к нам четыре дяденьки ночью рояль притащат. Или арфу!

Глава четвёртая. ГОРОДСКОЙ НОКТЮРН

Никто из Дружининых на пианино играть не умел. И всё-таки появление в доме инструмента не прошло бесследно.
Мариванна остановила маму около подъезда и строго сказала:
— Наталья Юрьевна, я должна вам сделать замечание! Ваши дети постоянно смотрят телевизор. Причём включают его на полную громкость… Послушайте, даже отсюда слышно.
Действительно, из окна разносилась громкая музыка.
— Вообще-то дети сейчас в школе…
— А кто же это тогда?
— Это?.. Это, наверное, Серёжа забыл телевизор выключить. Вы же знаете, он такой рассеянный!
И мама поспешила в дом. В квартире стоял грохот, будто одновременно работало с десяток отбойных молотков.
— Здравствуй, мама Наташа! — радостно прокричал Дракоша, выскочив в коридор. — Классная музыка, правда?
Вообще-то мама так не считала, но кивнула, понимая, что у молодёжи могут быть свои вкусы.
— Мне так нравится музыка, — тоже закивал Дракоша.
— Я очень рада, — сказала мама. — Но у меня к тебе просьба. Ты бы не мог её любить немножко потише?
— Почему?
— Потому что эту музыку слышно даже во дворе…
— Это я специально сделал. Чтобы все слышали!
— Видишь ли, Дракоша, — вздохнула мама. — Это хорошо, что ты думаешь о других. Но дело в том, что не всем нравится такая музыка…
— Да? — расстроился Дракоша. — А что же делать?
— Может, ты попробуешь сам что-нибудь сочинить? — предложила мама.
На следующий день у подъезда маму опять остановила Мариванна:
— Наталья Юрьевна, я должна снова сделать вам замечание…
— Извините, Марья Ивановна! Серёжа опять, наверное, забыл телевизор выключить.
— Не знаю, что он там забыл выключить, но теперь у меня ещё и бухает. Так, что трещины по потолку пошли!
По большой комнате, как кенгуру, прыгал Дракоша, распевая при этом песню собственного сочинения:
— Май бэби дую вилбиду! Май бэби дую вилбиду!..
Увидев маму, Дракоша подскочил к ней и радостно сообщил:
— Май бэби дую вилбиду!..— Что ты имеешь в виду? — слегка опешив, спросила мама.
— Песню! Я её сам сочинил! Как ты просила! Тебе нравится?
— Очень нравится. Просто…
— «Май бэби дую вилбиду!» не всем нравится? — догадался Дракоша.
— Ну, ты же всё понимаешь.
— А что тогда делать?
— Попробуй петь про себя, — посоветовала мама. — И, пожалуйста, не прыгай при этом. А то у Мариванны потолок обваливается.
— Гы! — согласился Дракоша и начал бродить по квартире, что-то бормоча себе под нос.
Вечером он усадил всех на диван, отошёл на середину комнаты и объявил:
— Выступает Дракоша! Он исполнит «Песню Дракоши». Слова и музыка Дракоши.
После чего громко запел:
— Пусть не все любят песни Дракоши,
Но у Дракоши всё равно голос хороший.
Не все соседи понимают «вилбиду»,
Но всё равно Дракоша превратится в звезду.
Я звезда, я звезда, я звезда:
Вилбида, ты моя, вилбида!..
— М-да… — сказал папа, когда Дракоша закончил. — Конечно, это не Пушкин и не Моцарт. Но громкость прекрасная.
— А что? По-моему, не хуже, чем Децл! — не согласился с ним Паша.
— Вот я и говорю, что децибел тут хватает…
— Не об этом разговор, — прервала их мама. — А о том, что Дракоше очень нравится музыка…
— Гы! Очень-очень! — закивал Дракоша.
— А значит, надо с ним серьёзно заняться музыкой, — сказала Наталья Юрьевна.
— Тогда нас с этой «вилбидой» точно из дома выселят, — развёл руками папа.
— Ну, почему же? — возразила мама. — Вон, Макс — и на скрипке играет, и современной музыкой увлекается. Правда, Паша? ^
— Ага! Его бабушка раньше была учительницей музыки!
— А что, это мысль!.. — обрадовалась мама.
Жанна Эдуардовна согласилась попробовать научить Дракошу играть на пианино. Она была очень упорной женщиной. Поэтому от своих попыток отказалась лишь три часа спустя.
— Конечно, слух можно развить… — тактично сообщила Жанна Эдуардовна маме и папе. — Но вот поставить ему руку, то есть лапу, я вряд ли смогу.
— Почему? — спросила мама.
— Видите ли, Наташенька, она у него для этого инструмента несколько не приспособлена…
Тогда за дело решил взяться папа. Он расчехлил свою старую гитару и исчез в комнате. Гитара оказалась не таким прочным инструментом, как пианино. Папа вернулся на кухню буквально через пять минут.
— М-да… — вздохнул он, разглядывая порванные струны. — Похоже, для этого инструмента лапа у него приспособлена ещё хуже.
— Что же делать? — расстроилась мама. — Ведь Дракоша так любит музыку!
— Постойте, постойте!.. — воскликнула Жанна Эдуардовна. — Мне пришла в голову неплохая мысль. Ведь у Дракоши хорошие лёгкие. Почему бы ему не заняться игрой на трубе?
— Не уверена, что это хорошая мысль, — покачала головой мама. — Боюсь, что соседи будут возражать.
— Пожалуйста, можно взять что-нибудь другое. Например, флейту. Негромкий и очень красивый звук…
— Негромкий — это хорошо… — кивнул папа.
— Я уже представляю дуэт скрипки и флейты: Макс и Дракоша на сцене! Вот Дракоша подносит флейту к губам и…
— Я тоже представляю, — вздохнул папа, не забывший, как Дракоша может дуть. — Только боюсь, что нам денег не хватит…— На обучение? — удивилась мама.
— Нет. На восстановление концертного зала.
— О чём это вы, Сергей Викторович? — поинтересовалась Жанна Эдуардовна.
— Да так, — пробормотал папа. — О своём задумался…
Пока на кухне обсуждалось музыкальное будущее Дракоши, в детской обсуждались музыкальные вкусы взрослых.
— Да ты не расстраивайся! Эти взрослые ничего в музыке не понимают! — хлопнул Макс Дракошу по плечу. — Я своей бабуле и «рэп», и «хип-хоп», и «хеви-метал» ставил. Не врубается!..
— Гы?.. — удивлённо переспросил Дракоша.
— Ничего, сейчас классный музон поставлю. — Макс достал из футляра для скрипки СД-диск. — На всю катушку оттянемся!
— Оттянемся! — радостно запрыгал Дракоша, услышав первые такты зажигательного рок-н-ролла.
— Это «Битлз», — оживился папа. — Только вот ударные звучат как-то странно…
— Это не ударные, — покачала головой мама. — Это соседи по батарее стучат. Скажи детям, чтобы сделали музыку потише.
Сергей Викторович направился в детскую. Притопывая в такт любимой песне, он сразу же забыл, зачем пришёл, и ещё добавил громкости. Что в свою очередь увеличило число ударников по батареям. Всё вокруг ревело, грохотало и звенело.
— Вот что такое настоящий рок! — сообщил папа детям, стараясь перекричать музыку.
— Гы! — согласился Дракоша.
И тут в дверь позвонили. Папа сразу же вспомнил, зачем он здесь.
— Дети, сделайте музыку потише! — сказал он и пошёл открывать.
За дверью стоял участковый Помидоров.
— На вас поступила жалоба. Неоднократное нарушение покоя соседей посредством громкого включения музыки. Будем принимать меры!
— Видите ли, товарищ Огур… — начала Жанна Эдуардовна, но мама что-то прошептала ей на ухо.
— Извините, товарищ Помидоров, — поправилась Жанна Эдуардовна. — Видите ли, в чём дело. Дети увлеклись музыкой. Понимаете?
— Музыкой? Почему не понимаю? Всё понимаю. Я сам в оркестре милицейской самодеятельности играю.
— Да? А на чём? — заинтересовалась мама.
— На свистке.
— На свистке?! — присвистнул папа.
— Свисток — один из древнейших музыкальных инструментов. Известен ещё со времён египетских ментов… то есть фараонов.
— Никогда бы не подумала, — покачала головой Жанна Эдуардовна. — А вы не могли бы нам что-нибудь на нём сыграть?
— Ну-у, — замялся Помидоров. — В рабочее время… Разве что немножко…
Участковый достал свисток, для тренировки взял на нём верхнее «до» и торжественно объявил:
— «Соловей». Алябьев.
И засвистел.
— Потрясающе! — воскликнула Жанна Эдуардовна, когда Помидоров закончил. — Никогда бы не подумала, что у нас такая музыкальная милиция!
— Ничего удивительного, — сказал папа. — При такой-то музыкальной фамилии…
— Это в каком смысле? — спросил участковый.— В прямом. Только в помидоре есть целых три ноты: ми, до и ре!
— Вы настоящий виртуоз! — искренне похвалила милиционера мама.
— Но только по средам, с семи до девяти. В строго отведённых для этого местах, — уточнил Помидоров. И, убрав свисток в карман, добавил: — Ладно, на первый раз ограничимся предупреждением…
— Все слышали? — спросила мама детей и Дракошу, притаившихся за дверью.
— Слышали, — вздохнули дети.
— Не забывайте, что вы не одни в доме!
— А пошли гулять! — сказал Макс.
— Ничего не выйдет, — выглянул в окно Паша. — Народу много. К тому же Мариванна на посту.
— А если мы незаметно спустимся по водосточной трубе? — предложил Макс. — Я в одном фильме видел, как воры забрались в дом по трубе как по лестнице.
Водосточная труба проходила в полуметре от балкона.
— У нас пятый этаж, — испуганно сказала Маша.
— А в фильме был седьмой…
Идея иметь в своём распоряжении запасную лестницу показалась Дракоше очень заманчивой. Он подёргал трубу, пробуя её на прочность, и жестяное колено оказалось у него в лапах.
— Гы?
— Ну вот, я же говорила, что по трубам лазить нельзя, — сказала Маша.
— А я в музыкальной школе сначала на трубе учился играть, — вспомнил Макс. — Но у меня дыхалка слабая оказалась. Пришлось на скрипку переходить.
— А разве на трубе играют? — удивился Дракоша.
— Конечно. Только не на такой. А на медной, маленькой…
— А на такой никто не играл? — спросил Дракоша и, не дожидаясь ответа, изо всей силы дунул в водосточную трубу.
Душераздирающий, могучий рёв пронёсся по двору. Наверное, так ревел мамонт, загнанный пещерными людьми в ловушку. Старушки на скамейках испуганно огляделись по сторонам и начали креститься. Одно за другим распахивались окна, и оттуда выглядывали ничего не понимающие люди.
— Вот это да! — восхищённо выдохнул Макс. — Армстронг отдыхает… А ещё раз так можешь?
— Гы! — Дракоша набрал побольше воздуха и дунул.
Рёв получился ещё громче. У автомобилей сработала сигнализация, и они начали завывать в унисон с Дракошиной трубой. В общем, концерт получился ещё тот!
Жанна Эдуардовна, прислушавшись к раздававшимся с улицы звукам, заметила:
— Это напоминает мне монгольский рог…
— «Монгольский рок»? — пожал плечами папа. — Это что-то новое в рок-музыке. Видимо, я сильно отстал от жизни…

Глава пятая. ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА

Папа открыл глаза и увидел перед собой циферблат часов. Часы показывали начало девятого.
— Кажется, мы проспали. — Папа осторожно потрогал маму за плечо. — Наташа, ты знаешь…
— Я знаю, что сегодня ты обещал взять завтрак и детей на себя, — во сне пробормотала мама.
— Да? — удивился папа.
— Да! — подтвердила мама и перевернулась на другой бок.
— Если обещал — надо выполнять! — вздохнул папа.
Первым делом он пошёл в детскую и растолкал Пашу и Машу.
— Паша, Маша, просыпайтесь! — подняв детей с кроватей и оставив стоять посередине комнаты, Сергей Викторович побежал готовить завтрак.
По пути на кухню он столкнулся с Дракошей.
— Дракоша, просыпайся! — потряс он Дракошу за плечо и понёсся дальше.
— Я давно проснулся, — ответил Дракоша, но папы уже и след простыл.
Вообще-то Сергей Викторович и в обычном состоянии отличался некоторой рассеянностью. А уж спросонья и в спешке…
Папа включил чайник, засунул свою записную книжку в тостер и, довольный своими успехами, закричал:
— Маша! Паша! Завтракать!
— Папа Серёжа, — сообщил ему Дракоша, — а Маша и Паша сегодня в школу не идут.
— Пойдут, как миленькие! — Папа насыпал в чашку растворимый кофе и залил его кипятком.
— Дракоша, дай мне сахар, пожалуйста, — попросил папа, не найдя на столе сахарницы.
В это время звякнул тостер, и из него вылетела дымящаяся записная книжка. Папа подул на неё, положил на тарелку и плюхнул сверху ложку джема.— Папа Серёжа, а где сахар? — огляделся Дракоша.
— В банке. Кажется, в красной. В общем, на ней написано, — махнул папа рукой в сторону буфета.
Дракоша открыл буфет, взял красную банку и передал её папе. Папа, не глядя, зачерпнул из неё ложку, насыпал в чашку, размешал и выпил. И надолго задумался…
Из задумчивости его вывел голос мамы:
— Серёжа, ты зачем в такую рань поднялся?
— Ничего себе рань! Дети уже в школу опоздали!..
— Серёжа, сегодня же воскресенье! — покачала головой мама.
— Да? Паша, Маша! Почему вы мне ничего не сказали?! — закричал папа.
— Единственный выходной, и то выспаться не дали, — пробормотал, выходя на кухню, Паша.
— Между прочим, раньше и по выходным учились. В воскресной школе, — сообщил папа.
— Так то раньше… — заметила Маша. — Раньше и сахар слаще был…
— Кто это тебе такую глупость сказал? — удивился папа.
Напоминание о сахаре переключило внимание Сергея Викторовича на чашку:
— Слушай, Дракоша! Ты что мне за гадость в кофе подложил?
— Сахар, папа Серёжа! — показал Дракоша на банку. — Вот он, в красной банке.
— Дракоша! Это соль, а не сахар! — сказал папа, увидев банку. — Здесь же написано: «Соль»! Ты что, читать не умеешь?
— Гы… — развёл Дракоша лапами.
Справедливости ради надо заметить, что кофе в папиной чашке и не пахло. Из-за спешки он перепутал банки и вместо растворимого кофе насыпал себе молотого перца…
Пока папа выяснял отношения с Дракошей, мама задумчиво рассматривала жареную записную книжку с джемом.
— Ладно, уговорили: завтрак беру на себя, — наконец сказала она. — А насчёт воскресной школы — это очень хорошая идея. Дети, вы уже давно обещали научить Дракошу читать. Вот и займитесь…
Паша нарисовал на бумаге букву «А».— Дракоша, это буква А, — сказал он и, подумав, добавил: — Апельсин.
Дракоша с недоумением посмотрел на лист, потом взял его, понюхал и даже немного пожевал.
— Это не апельсин, — выплюнул бумагу Дракоша. Гы!
— Конечно, не апельсин! — растерялся Паша. — Это как бы апельсин…— А ты сказал: «Апельсин», — обиженно проговорил Дракоша.
— Паш, ты про съедобное не говори! — посоветовала брату Маша. — Лучше просто так буквы называй: а, бэ, вэ…
— Просто так он не запомнит, — вздохнул Паша.
— Тогда другие слова возьми, несъедобные.
Паша кивнул и начал урок снова:
— Дракоша, это буква А. Абажур. Запомнил?
— Абажур? — повторил Дракоша. — Не запомнил.
— Почему? — удивилась Маша.
— Я не знаю, что такое «абажур», — признался Дракоша.
— М-да, тактоже не получается, — почесал в затылке Паша. — Надо попробовать по-другому.
— Паша, а нас в детском саду не по буквам читать учили, — вспомнила Маша, — а по слогам.
— По слогам? А что, это мысль! Вот, хорошее слово: му-ха. Дракоша, повтори!
— Му-у-у-у, — промычал Дракоша и закончил. — Ха!.. Му-у-у-у… Ха!
— Правильно! — обрадовался Паша.
— А я ещё одно хорошее слово знаю! — закричала Маша. — По-топ!
— По… — Дракоша изо всей силы топнул по полу ногой. — Топ!
— Класс! Молодец, Дракоша! — засмеялись Паша с Машей и тоже начали кричать и топать. — По-топ! По-топ!
В дверь позвонили, когда дети и Дракоша закончили изучать слово «потоп» и перешли к слову «утюг». Это были Мариванна с Помидоровым. Дракошу спрятали в ванную и открыли дверь.
— И вам не стыдно?! — грозно спросила Мариванна.
— А в чём собственно дело? — поинтересовалась мама.
— И они ещё спрашивают!.. — возмущённо повернулась Мариванна к Помидорову. — Как будто не знают, что держать больших животных в квартирах строго запрещается!!!
— Какой же он большой?! — в свою очередь возмутился папа. — Он ещё совсем маленький!
— Простите, кто маленький? — заинтересовался Помидоров.
— Как — кто? — удивился папа. — Дракон, естественно.
— Постыдились бы, Сергей Викторович! Взрослый человек, а туда же, — покачала головой Мариванна. — Корову они завели! — нажаловалась она Помидорову.
— Корову?! — поразился участковый.
— Конечно! А кто же ещё у них тут мычит да топает? У меня уже от её топанья полпотолка обвалилось!
— Мария Ивановна, — кашлянул Помидоров, — наверное, вы ошибаетесь. Корову в квартире и держать-то негде…
— Как это негде? А в ванной?! — прислушалась Мариванна и торжествующе заявила. — Вот, слышите?
Действительно, из ванной донеслось громкое и протяжное:
— У-у-у-у-у…
— Ну-у-у, Мариванна, — улыбнулся Помидоров. — Это же трубы. У меня в ванной они точно так же гудят. Только ещё и тюкают.
— Тюг!.. — послышалось из ванной.
— Вот так! — кивнул Помидоров и взял под козырёк. — Извините, граждане, ошибочка вышла…
Как только дверь за Помидоровым и Мариванной закрылась, папа с мамой строго посмотрели на Пашу с Машей.
— А что мы? Мы ничего. Мы только Дракошу по слогам читать учили.
— По слогам — это прошлый век! — заявил папа. — Надо учить читать сразу по словам.
— Папа, ты — гений! — воскликнул Паша, и они с Машей умчались в свою комнату.
Плоды папиной гениальной идеи дали себя знать очень скоро. Вся квартира была увешана бумажками «дверь», «стул», «телефон»…
Сергей Викторович сидел за компьютером, когда в комнату вошёл Дракоша. Он подошёл к папе, внимательно посмотрел на него и сказал:
— Папа Серёжа.
— Ну, — промычал папа, не отрываясь от компьютера.
— Папа Серёжа, — повторил Дракоша.
— Ты что-то хочешь сказать?
— Папа Серёжа, — ещё раз повторил Дракоша. — Правильно?
— Что правильно? — не понял папа.
— Папа Серёжа, — с удовольствием повторил Дракоша.
— Дракоша, пожалуйста, объясни, что ты хочешь?
— Я читаю! — объяснил Дракоша.
— Молодец! — похвалил его папа. — А что ты читаешь?
— Папа Серёжа! — в очередной раз сказал в ответ Дракоша.
— Ну, Дракоша, сколько можно?!
— Просто Дракоша хочет сказать, что он читает на тебе, — объяснила мама. И сняла со спины папы листочек с надписью: «Папа Серёжа». — Молодец, Дракоша! — похвалила она Дракошу и добавила: — И дети молодцы! Хорошо придумали.
Конечно, это здорово — сидеть на лоджии, разглядывать в подзорную трубу надписи на всех предметах и таким образом учиться читать.
— Безобразие! — возмущалась Мариванна, комкая в руках листок с надписью: «Лифт».
— Совсем распустились! — отодрала она прилепленную к скамейке бумажку с надписью: «Скамейка».— Я вам покажу! — Мариванна решительно направилась к столбу, на котором было написано: «Столб».
— С кем воюем, Мария Ивановна? — поинтересовался участковый Помидоров.
— Да вот, хулиганы понавешали! Грамотные, понимаешь ли, все стали! Писатели!
И Мариванна направилась к помойке, надпись на которой подтверждала, что это действительно помойка. Помидоров задумчиво поглядел ей вслед: на спине у пенсионерки был прилеплен большой лист с надписью: «Мариванна». Участковый начал лихорадочно шарить руками у себя по спине. Ничего не найдя, он поправил фуражку и продолжил обход вверенного ему участка. Вместе с ним продолжил обход и прикреплённый к фуражке листок с надписью: «Фуражка».
Дракоша ходил по кухне и читал всё, что попадалось ему на глаза.
— Лав-ро-вый лист. Правильно, мама Наташа?
Мама кивнула.
— Пе-рец. Правильно, мама Наташа?
Мама ещё раз кивнула.
— Са-хар. Правильно, мама Наташа?
Мама снова кивнула
— Соль. Правильно, мама Наташа?
Мама опять кивнула и вздохнула. Но поделать ничего не могла: не прерывать же учебный процесс.
— My-ка. Правильно, мама Наташа?
Когда папа и мама уже собирались ложиться спать, в дверь их комнаты просунулась голова Дракоши.
— Папа Серёжа, мама Наташа, а что такое «тырь»? — спросил он.
— Что-что? — не понял папа.
— «Тырь», — старательно повторил Дракоша.
— Дракоша, такого слова нет, — сказала ему мама.
— Постой, постой… — задумался папа. — Вообще-то есть слово «тырить». Это значит брать без спроса. Но в книжках не может быть такого слова.
— Нет, может! — возразил Дракоша и, раскрыв большую книгу «Сказки», с выражением прочитал. — «Увидел бога-тырь сундук»!
— Ну-ка, дай посмотреть! — удивился папа, заглянул в книгу и рассмеялся.
— Дракоша, это перенос! — объяснил он. — На самом деле надо читать так: «Увидел богатырь сундук»…
— А что такое перенос? — спросил Дракоша.
— Давай поговорим об этом утром, — зевнул папа. — А сейчас пора спать…
Но утром в квартире начали твориться странные вещи. У мамы прямо со стола пропала книга о вкусной и здоровой пище. Папа, как ни старался, не смог найти свою газету. У Паши исчез учебник по природоведению. А Маша обыскалась свою «Родную речь», но та как в воду канула.И тут до папы дошло:
— Кажется, я знаю, где они. Все за мной!..
Как и предполагал папа, все пропажи нашлись у Дракоши на лоджии. Чтобы не терять времени даром, Дракоша разложил свою добычу перед собой и читал всё подряд. Понемногу из каждой книжки. И вот что у него получилось:
— Там, на не-ве-до-мых до-рож-ках… растут сос-ны, ели, бе-рё-зы, ду-бы и… ли-де-ры всех по-ли-ти-чес-ких фрак-ций… По-сле двух ча-сов ки-пя-че-ния в кас-трю-ле… они по-же-ни-лись и жи-ли дол-го и счаст-ли-во… Вот и сказ-ке ко-нец, а кто слу-шал…
— МО-ЛО-ДЕЦ! — закричали наблюдавшие за ним папа, мама, Паша и Маша. И дружно зааплодировали.

Глава шестая. ДРАКОШИН ОГОРОД

Дракоша сидел у себя, когда из комнаты донеслось какое-то странное гудение. Как зачарованный, Дракоша пошёл на это гудение и увидел маму, водившую по полу длинной металлической трубкой.
— Мама Наташа, ты что делаешь? — уставился на неё Дракоша.
— Убираю квартиру.
— А что это гудит?
— Это пылесос. Он очищает квартиру от пыли.
Дракоша не мог оторвать глаз от пылесоса.
— Мама Наташа, а можно, я? — попросил он.
— Пожалуйста.
Через некоторое время Сергей Викторович высунулся из комнаты и недовольно спросил:
— Наташа, что у нас там всё время гудит?
— Это Дракоша квартиру пылесосит, — объяснила мама.
— Ну сколько можно? Три часа подряд… За это время можно было уже весь дом пропылесосить!
— Потерпи, Серёжа, — улыбнулась мама. — Главное, что у ребёнка есть занятие.
Папиного терпения хватило ещё на полтора часа. После чего он решил, что уборку всё-таки пора заканчивать. Однако никакой уборкой и не пахло. Дракошу вместе с пылесосом он нашёл на лоджии. Дракоша удобно расположился с книжкой, а пылесос гудел рядом, трубка его была выставлена на улицу.
— Дракоша, ты что делаешь? — строго спросил папа.
— Очищаю воздух, — сказал Дракоша и перелистнул страницу.
— Как это? — удивился папа.
— Пылесосом, — объяснил Дракоша. — Ты же сам говорил, что в Москве очень грязный и пыльный воздух. Вот я его и чищу…
— Похвальное желание, — сказал папа. — Но так у тебя вряд ли что-нибудь получится. Разве что пылесос сломается.
— Папа Серёжа, а почему на даче воздух чистый, а в городе грязный? — спросил Дракоша.
— Это очень просто. Потому что на даче мало машин и много деревьев. А в городе — наоборот.
— Гы? — не понял Дракоша.
— Объясняю популярно, — начал папа ещё раз. — Деревья очищают воздух и вырабатывают кислород, которым мы дышим. Чем больше деревьев и растений, тем воздух чище…
— Значит, деревья и растения как пылесосы? — догадался Дракоша.
— Точно, — кивнул папа. — Это наши зелёные пылесосы! Я тебе куплю книжку про растения, и из неё ты всё узнаешь…
Тут из коридора раздался голос мамы:
— А у нас гости! Да заходите, Клавдия Ивановна, не стесняйтесь!
— Баба Клава приехала! — обрадовался Дракоша и побежал в прихожую.
Следом за ним вышел папа:
— О-о, здравствуйте, баба Кла… простите, Клавдия Ивановна! Какими судьбами?
— Да вот, на рынок приехала. Рассаду продавать…
— Проходите, Клавдия Ивановна, сейчас обедать будем!.. — пригласила её мама.
— Не-ет! — замахала руками баба Клава. — Я не голодная!
— Ну, хоть чайку-то выпьете? — спросил папа.
— Спасибо, отчая не откажусь.Все уселись за стол, и баба Клава, чинно прихлёбывая чай с блюдечка, начала рассказывать последние новости:
— Из ваших-то соседей никого уже нет. Все в город уехали.
— А как там Коновалов поживает? — поинтересовался папа.
— Да он тоже в город подался, — махнула рукой баба Клава. — В городе, говорит, его талант нужнее. Напоследок всех петухов у нас перевёл и уехал!
— Как перевёл?! — удивилась мама.
— На осеннее время. Теперь они у нас на час позже кукарекают.
— А зачем? — спросил папа.
— Говорит, чтобы мы жили в ногу со временем.
— А Чимурин? — продолжила расспросы мама.
— А вы разве не знаете? — всплеснула руками баба Клава. — У него дом пополам треснул.
— Какое несчастье! — расстроилась мама.
— Вот и я говорю: несчастье. А он странный такой: радуется. Получилось, говорит!
— Что получилось?
— Репа, — объяснила баба Клава. — Здоровенная такая. Она прямо под домом выросла. От неё-то дом и треснул.
— Не может быть! — покачал головой папа.
— Может, папа Серёжа, — вмешался в разговор Дракоша. — Я в книжке читал, что один дед посадил репку, и выросла репка большая-пребольшая… И её никто вытащить не мог.
— Точно! — кивнула баба Клава. — Никто не мог. Пришлось экскаватор вызывать.
— И вытащили? — заинтересовался папа.
— Вытащили. Сейчас она здесь, на какой-то выставке растений.
— А я тоже решил зелёные пылесосы выращивать! — гордо заявил Дракоша.
— Какие пылесосы? — удивилась баба Клава.
— Растения, баба Клава, — объяснил Дракоша, — очищают воздух и вырабатывают кислород. Они — наши зелёные пылесосы. И я хочу их выращивать. Чтобы воздух был чище.
— Какой ты молодец! — погладила Дракошу баба Клава.
— Баба Клава, пойдём, покажу, где я пылесосы хочу посадить! — потянул бабу Клаву за рукав Дракоша.
Осмотрев Дракошину лоджию, баба Клава одобрительно покивала головой:
— Лоджия хорошая. Вместительная. И лучок можно посадить, и петрушечку, и укропчик. И маме на рынок ходить не надо. А рассаду я тебе дам.
— Ну что вы, Клавдия Ивановна, — попыталась возразить мама.
— А что же мне её, обратно в деревню тащить? — возмутилась баба Клава и посоветовала Дракоше. — Ты, главное, поливай почаще…
На следующее утро в дверь начали отчаянно звонить.
— Что там ещё за позвоночные?.. — недовольно проворчал папа и пошёл открывать.
За дверью стояла мокрая с ног до головы Мариванна.
— Сергей Викторович, что у вас происходит? У меня просто потоп! Вы что, воду забыли выключить?
— Да вроде нет. Кажется, ничего не течёт.
Мариванна лично проверила все краны. К её величайшему разочарованию, действительно нигде ничего не текло.
— Ничего не понимаю! — нахмурилась она. — Почему же у меня тогда льёт как из ведра?!
— А может быть, трубу в стене прорвало или дождь? — Папа уже начал догадываться, в чём дело.
— Какой дождь? Поглядите в окно!!! — закричала Мариванна.
Как раз в этот момент грянул гром и с неба полило, как из ведра.
— Ну вот, я же говорил! Дождь… — облегчённо вздохнул Сергей Викторович.Когда Мариванна удалилась, папа и мама провели с Дракошей воспитательную беседу.
— Дракоша, нельзя так поливать растения. Они могут погибнуть, — объясняла мама, пока папа вычёрпывал воду из лоджии.
— Я не знал, — развёл лапами Дракоша. — Папа Серёжа, ты же мне обещал купить книжку про растения. Там про это наверняка написано!
— Ну-у, — замялся папа. — Я не успел…
— Серёжа, если обещал — надо выполнять, — укоризненно сказала мама.
— Ладно, завтра куплю.
— И семена! И удобрения! — радостно добавил Дракоша. — Гы?
— Гы… — Папе ничего не оставалось, как согласиться.Когда человеком овладевает страсть к чему-нибудь, то остановить его очень трудно. Если же такая страсть овладевает драконом, то… В общем, житья в доме не стало никому.
Паша и Маша делали уроки, когда в детскую зашёл Дракоша с ведёрком и совком в лапах.
— Мама, принеси мне землю, — протянул он ведро и совок Маше.
— Дракоша, не видишь, я делаю уроки!
— Ты обещала! А если обещала — надо выполнять!
— Ну, хорошо… — вздохнула Маша и, закрыв учебник, пошла за землёй.
— Папа, ты нашёл циклопудию?
— Не циклопудию, а энциклопедию, — поправил его Паша, не отрываясь от учебника.
— Ну, энциклопудию… Нашёл?!
— Какую? — поморщился Паша.
— Про растения.
— Дракоша, давай потом. Мне сегодня много уроков задали.
— Ты обещал! — напомнил ему Дракоша. — А если обещал…
— Знаю, знаю… Надо выполнять… — Паша вздохнул, закрыл учебник и обречённо направился к книжным полкам.
Даже за ужином Дракоша умудрился свернуть разговор на нужную ему тему.
— Мама Наташа, — спросил он маму с набитым ртом, — а ты знаешь, что самое высокое дерево на Земле — это секв… ой!
— Что случилось? — испугалась мама.
— Я…
— Что ты?
— Сек-в-ой-я веч-но-зе-лё-ная, — наконец, прожевав, выговорил Дракоша. — Высота — сто десять метров. Это высоко?
— С три наших дома будет, — прикинул в уме папа.
— Вот было бы здорово его вырастить!.. А потом залезть и посмотреть в мою подзорную трубу.
— А потом упасть, — мрачно добавил Паша.
— Паша… — укоризненно посмотрела на него мама.
— Да замучил он уже со своим огородом!.. — пробурчал Паша.
— Радоваться надо, что у Дракоши появилось увлечение, — укорила его мама и обратилась к Дракоше. — А что бы ты ещё хотел вырастить?
— Хлебное дерево. Чтобы ты в магазин не ходила.
— Дракоша, не выдумывай! Нет такого дерева! — запротестовала Маша.
— Почему нет? Есть. Есть и хлебное, и земляничное, и даже колбасное, — подтвердил папа.
— Земляничное? — открыла рот от удивления Маша.
— Колбасное? — переспросил Паша.
— Да, — кивнул папа. — Конечно, земляника и колбаса на них не растут. Они только так называются.
— Жалко, — расстроился Дракоша. — А я-то думал…
На следующий день папа принёс книжку о растениях, семена и удобрения. Мало того, он привёл в гости Чимурина.
— Как ты его нашёл? — шепнула мама, наблюдая, как Афанасий Никитич и Дракоша оживлённо беседуют на лоджии.
— По плодам его трудов! — гордо расправил плечи папа.
— То есть? — не поняла мама.— Я просто не мог пройти мимо, — охотно пояснил папа. — Его «репка» полпавильона занимает.
— Давай пригласим его на кухню, — предложила мама. — А то неудобно как-то получается. Я хоть чаю поставлю…
— Не надо, — остановил её папа. — Им сейчас не до чая!
Действительно, Дракоше и Чимурину было не до чая. Обсудив проблему полива растений, селекционер прочёл целую лекцию о прополке и долго растолковывал Дракоше, что опыление растений сильно отличается от опыления квартиры и что пылесос здесь ни при чём.
— После этого можешь приступать к первичной гибридизации по моему методу, — говорил Чимурин. — И никого не слушай. Конечно, на это потребуется не один год, а может быть, и не один десяток лет. Но если сильно захотеть, то всё получится. И хлеб у тебя вырастет, и колбаса, и конфеты!
— Гы! — радостно кивнул Дракоша и тут же, не откладывая в долгий ящик, приступил к первичной гибридизации по методу Чимурина.
А самого селекционера мама пригласила на кухню пить чай.
— А какой у вас чай? — поинтересовался Чимурин, усаживаясь за столом.
— Зелёный, — сказала мама.
— А я вывел новый сорт: серо-буро-малиновый. Не желаете? — потянулся селекционер к своему портфелю.
— Нет, нет, спасибо! — торопливо отказался папа.
— Афанасий Никитич, вы меня извините, конечно, — проговорила мама, разливая чай по чашкам, — но мне показалось, что вы зря так настраиваете Дракошу. Ведь он теперь каждый день будет ждать…
— И хорошо! — не дал ей договорить Чимурин. — Я всю жизнь ждал. И дождался!
— Не переживай, — улыбнулся папа. — Афанасий Никитич совершенно прав. Дракоша дождётся!
Сергей Викторович оказался провидцем. Через несколько дней в квартире Дружининых произошло чудо.
— Мама! Папа! Вставайте! — в шесть утра ворвался Дракоша в детскую.
Паша посмотрел на будильник и повернулся к стенке:
— Ещё рано!
— Вставайте! — Дракоша начал стаскивать одеяла с Паши и Маши. — У меня выросло!
— Что выросло? — зевнула Маша.
— Всё!
И действительно, на лоджии, на Дракошиных грядках, вовсю зеленели маленькие деревца. На одном из них росло несколько булочек. На другом — колбаса. На третьем — конфеты в зелёных, как листочки, обёртках… — Папа, мама, Паша и Маша молча смотрели на это чудо. Наконец Маша не выдержала.
— Дракоша, можно, я попробую одну? — спросила она.
— Пожалуйста. — Дракоша сорвал конфету и протянул её Маше.
Маша осторожно развернула её и положила в рот.
— Вкусная, — улыбнулась она. — Кисленькая…i
— Конечно, кисленькая. Не могла же она созреть за ночь… — серьёзно заметил папа.
— Серё… — начала было мама, но передумала.
— Ты что-то хотела сказать? — обернулся к ней папа.
— Ничего особенного, — обняла его мама. — Только то, что ты самый лучший папа!

Глава седьмая. ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕСЧАСТЬЯ

Жанна Эдуардовна закончила раскладывать пасьянс и углубилась в изучение карт.
— Наташенька! — озабоченно сказала она. — Меня очень беспокоит вот эта пиковая дама. Она всё время стоит у вас на дороге. Кто бы это мог быть?
— Наверное, это Мариванна, — вздохнула мама. — Она постоянно сидит у подъезда.
— И ещё… — замялась Жанна Эдуардовна. — Я, конечно, не хочу вмешиваться в ваши семейные дела, но не могу молчать…
— О чём, Жанна Эдуардовна? — удивлённо спросила мама.— Мне очень неприятно об этом говорить, но я просто обязана вас предупредить, — собралась с духом Жанна Эдуардовна и выпалила: — Завтра вашего мужа ждёт долгая дорога в казённый дом!
— Да вы просто волшебница! — засмеялась мама. — Действительно, Серёжа как раз завтра собирался поехать на работу.
И тут на кухню зашёл папа, которого завтра ожидала «долгая дорога в казённый дом». Увидев разложенные на столе карты, он радостно потёр руки:
— Что, в картишки балуетесь? Может, и мне с вами в «дурачка» сгонять?
— Нет, Жанна Эдуардовна гадала мне на картах, — объяснила мама. — И ты знаешь, всё сходится.— Жанна Эдуардовна, а на кофейной гуще вы, случайно, не гадаете? — поинтересовался папа, наливая себе кофе.
— Гадала, — сказала Жанна Эдуардовна. — Но, к сожалению, пришлось бросить.
— Почему? — спросила мама.
— По состоянию здоровья, — вздохнула Жанна Эдуардовна и, увидев недоуменные взгляды мамы и папы, объяснила. — От знакомых просто отбоя не было. В день приходилось по двадцать чашек кофе выпивать.
— Двадцать чашек — это серьёзно… — покачал головой папа.
— Вот и врач мне то же самое сказал, — кивнула Жанна Эдуардовна. — А карты — вещь безвредная. Да, чуть не забыла. Будьте очень осторожны. Завтра крайне неблагоприятный день.
— Почему? — удивилась мама.
— По всем астрологическим прогнозам! Плюс к этому магнитная буря, вспышки на солнце и полнолуние одновременно.
— Одновременно? — улыбаясь, переспросил папа.
— Зря смеётесь, — нахмурилась Жанна Эдуардовна, прощаясь. — Со звёздами не шутят.
— Да я и не шучу! — пожал плечами папа. — Со звёздами…
— Забыла сказать самое главное: Марс будет в доме Юпитера!
— Спасибо за предупреждение! — поблагодарила мама.
Жанна Эдуардовна ушла.
— Марс в доме Юпитера… — хмыкнул папа. — По-моему, на этих гороскопах и гаданиях все с ума посходили.
— Серёжа, не будь так категоричен. Что-то в этом всё-таки есть.
— Не знаю, кто там будет в доме Юпитера… — строго сказал папа. — А у нас в доме всё будет в порядке!
Будильник не зазвонил ровно в семь. А в восемь в детскую заглянул Дракоша и спросил:
— Мама, папа, а вы сегодня в школу не идёте?
— Пашка, мы проспали! — ахнула Маша, посмотрев на будильник.
Наверное, в армии по команде «Тревога!» одеваются быстрее. Но ненамного. Просто сапоги надевать гораздо удобнее, чем кроссовки: на них нет шнурков.
Паша и Маша помчались в ванную, а через секунду вылетели обратно — в зубной пасте и пене.
— Фафа!
— Не фефёт!
— Странно, — пожала плечами мама. — Только что текла. Налейте из чайника.
Папа стоял около плиты и, насвистывая, варил кофе.
— Слушай, а что сегодня с детьми? — не оборачиваясь, спросил он. — Какая муха их укусила?
— Будильник не сработал. Так что, может быть, Жанна Эдуардовна была не так уж и не права.
— Тоже мне неприятность — будильник не сработал! Да я в детстве был чемпионом школы по опозданиям! Только детям не говори. Это моя самая страшная тайна…
— Это ещё не всё! Ты знаешь, что у нас воду отключили?
— Не страшно. На чашку кофе хватило. И хорошо!
— Серёжа, кофе!..
Но кофе с шипением перелился через край и залил плиту.
— Тьфу ты! — в сердцах воскликнул папа.
— Папа Серёжа, что случилось? — просунулась в дверь кухни голова Дракоши.
— Да у меня кофе убежал!
— Куда убежал? — спросил Дракоша.
— Откуда я знаю? — отмахнулся папа.
— Ничего! Я его сейчас догоню! — крикнул Дракоша, и его голова исчезла.
Через секунду из коридора донёсся грохот.
— Судя по звуку, это была хрустальная ваза! — прислушалась мама.
— Ладно, обойдёмся без кофе. И без вазы! — Папа обнял маму, собираясь её поцеловать.
Но мама шутливо оттолкнула его:
— Сначала побрейся! Ты колючий, как мексиканский кактус!
— Между прочим, мексиканские кактусы очень редкие и охраняются государством, — проворчал папа, но всё-таки последовал маминому совету.
Из комнаты раздалось жужжание электрической бритвы. Вскоре оно сменилось жутким завыванием, и установилась подозрительная тишина. А потом из комнаты повалил дым. А за ним появился мрачный Сергей Викторович с наполовину выбритым лицом.
— Бритва сгорела! — сообщил он.
— Не расстраивайся, — погладила его по небритой щеке мама и, осмотрев папу, весело заметила. — А знаешь, в этом даже что-то есть…
— И всё равно я в эти гороскопы не верю! — с вызовом сказал папа и попросил маму. — Наташа, ты не погладишь мне белую рубашку? У меня на работе очень важная встреча.
— Поглажу. Если, конечно, с утюгом ничего не случится…
К счастью, с утюгом ничего не случилось: он не сгорел и даже не взорвался.
— Мама Наташа, а что ты делаешь? — поинтересовался Дракоша.
— Глажу рубашку.
— А зачем?
— Вот видишь, рубашка мятая, — показала мама. — Я провожу утюгом, и она — гладкая.
— Гы! — восхищённо выдохнул Дракоша.
Через некоторое время папа разглядывал себя в зеркале:
— Эти брюки, наверное, сойдут. Только погладить надо…
Дракоша схватил утюг и помчался папе на помощь.
— Папа Серёжа, давай я тебя поглажу!..
На дикий крик папы в коридор выбежала мама.
— Ничего страшного, — сказала она. — Помажь ожог подсолнечным маслом. Поглаженные рубашка и брюки — в спальне на кровати. Я убегаю на работу, а ты постарайся дождаться водопроводчика!
Мама чмокнула папу в выбритую половину лица и ушла.
А Сергей Викторович и Дракоша так и остались стоять в коридоре, рассматривая огромную дыру в папиных брюках.
Папа нервно расхаживал по квартире, ожидая водопроводчика:
— Действительно, не день, а тридцать три несчастья!
— Почему тридцать три несчастья? — спросил Дракоша.
— Так говорят, когда случается много неприятностей одновременно, — объяснил Сергей Викторович.
Наконец раздался долгожданный звонок.
— Здравствуйте. — В прихожую вошёл маленький человечек в больших резиновых сапогах и огромной кепке. — Я Сан Саныч. Сантехник. Где тут у вас ванна?
— Вон там, — показал папа, и человечек торжественно прошествовал в ванную.
— Какая интересная фамилия — Сантехник, — высунулся из комнаты Дракоша.
— Это не фамилия, а профессия, — объяснил папа.
— Сам техник? Гы… — зачарованно протянул Дракоша.
— У кого-то засорились трубы, вот ваш дом без воды и остался, — объяснил Сан Саныч, по-хозяйски оглядывая ванну. — Теперь придётся проверять в каждой квартире. Как говорится, не проверишь трубы — накличешь беды…
Речь из Сан Саныча лилась потоком. Наверное, сказывалась специфика профессии.
— Трубы у вас никудышные! — радостно постучал он по трубам. — Как говорится, плохая труба — плохая вода. Могу вам за отдельную плату поставить новые, мозамбикские. Как говорится, в хорошей трубе — вода чище вдвойне.
— Вы сначала воду пустите, а там посмотрим, — сказал папа, нервно поглядывая на часы.
— Воду пустить — не трубу заменить, — многозначительно покачал головой Сан Саныч, снимая кран и осматривая его. — Да и краны у вас старенькие. Могу за отдельную плату поставить новые, гвинейские. Как говорится, с новым краном и новой трубой будете мыться хорошей водой!
— Боюсь, с вашей отдельной платой мы сами в трубу вылетим! — начал выходить из себя папа. — Вы нам воду дайте!
— А как же я вам её дам, когда труба где-то засорилась! — развёл руками Сан Саныч. — Сначала место засора надо определить…
— Скажите, а это долго? А то я спешу.
— Спешить — дом воды лишить! — назидательно поднял вверх палец Сан Саныч. — Трубы надо продуть. А как — это вопрос. Пойду покурю — подумаю…
Пока Сан Саныч думал, в ванную заглянул Дракоша:
— Папа Серёжа, сам техник уже сам всё сделал?
— Нет, — мрачно ответил папа. — Говорит, что трубы надо продуть.
— Продуть? Сейчас!..
Когда на рёв воды прибежал Сан Саныч, папа пытался заткнуть трубу Дракошиным хвостом. Больше под руками ничего подходящего не оказалось.
— Гляди-ка, крокодил! — оторопел Сан Саныч, а затем хлопнул себя по лбу. — Понял! Этим крокодилом вашу трубу и забило! Как говорится, о, сколько нам открытий чудных готовит тайна труб чугунных!.. Ну, вот теперь всё в порядке, — через некоторое время сказал он, закручивая кран. — Я, пожалуй, пойду…
Но что-то не давало уйти Сан Санычу. Он топтался у двери и растерянно смотрел на папу.
— Ах, да, чуть не забыл! — спохватился папа и полез в карман за деньгами. — Вот, возьмите за трубы, то есть за труды.
— Как говорится, когда в кармане есть деньга — звучит победная труба, — заметно оживился Сан Саныч. — Да, кстати, вам не нужен унитаз? Большой-большой. Белый-белый. Импортный. С Берега Слоновой Кости.
— Ну уж нет! — отказался папа.
К вечеру, когда за ужином собралось всё семейство, начали подводить неутешительные итоги дня… Дети получили в школе по двойке, а Паша ещё и замечание за плохое поведение. У мамы сломался каблук, и её не приняли работу. А когда про свои неприятности начал рассказывать папа, можно было просто заслушаться. Сначала он забыл дома ключи от дома, потом папку с бумагами, а потом ключи от машины. Ну и, в конце концов, машина, конечно же, не завелась, и Сергею Викторовичу пришлось добираться на работу своим ходом:
— Представляете, поезд простоял в тоннеле полчаса…
— Двадцать девять, — тихо пробурчал Дракоша и загнул палец.
— А потом я забыл заплатить за проезд в автобусе, и меня оштрафовали…— Тридцать! — продолжил счёт Дракоша.
— Конечно, я опоздал…
— Тридцать один.
— Как?! — испугалась мама.
— Облила с ног до головы.
— А на обратном пути попал под поливальную машину…
— Тридцать два.
— Дракоша, что ты там считаешь? — не выдержала Маша.
— Несчастья. Будильник не зазвонил — раз. Воду отключили — два. Кофе убежал — три…
— Ну и сколько всего получилось? — заинтересовался папа.
— Тридцать два, — развёл лапами Дракоша. — А должно быть тридцать три. Одного не хватает.
— Хм, интересно, что это будет? — задумался папа. — Электричество отключат или балкон обвалится?..
— Серёжа! Ну что ты такое говоришь? — одёрнула его мама.— Не волнуйтесь, ничего не будет, — успокоил всех Дракоша и со всего размаха бросил свою чашку на пол.
Осколки разлетелись по всей кухне. Все с удивлением уставились на Дракошу.
— Тридцать три. Всё! — закончил счёт несчастьям Дракоша.
— Молодец! — похвалил его папа. — Я бы до такого простого решения не додумался.
Зазвонил телефон. Пока мама разговаривала, все на кухне веселились и поздравляли друг друга со счастливым окончанием несчастливого дня.
— Кто звонил? — поинтересовался папа у мамы.
— Жанна Эдуардовна, — растерянно ответила мама. — Извинялась. Она перепутала. Оказывается, крайне неблагоприятный день будет завтра…

Глава восьмая. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПАШИ ИЛИ ДЫМ КОРОМЫСЛОМ

День рождения — мероприятие ответственное. Поэтому к нему надо готовиться заранее. Папа это зная и завёл разговор с Пашей задолго до начала. За три часа.
— Между прочим, Паша, надо подумать, как подготовить твоих гостей.
— К чему? — удивился Паша.
— К знакомству с Дракошей.
— А зачем их готовить?
— Как — зачем? — в свою очередь удивился папа. — А если какая-нибудь девочка упадёт в обморок или кто-нибудь штаны намочит…
Паша захихикал.
— Что это вы тут веселитесь? — заглянула в комнату мама.
— Да так… — сказал папа. — Гостей обсуждаем. Кстати, сколько их будет?
— Макс и четыре мальчика из класса.
— А девочки будут?
— Не-а!
— Почему? — удивился папа.
— Да ну их! — пренебрежительно махнул рукой Паша. — С ними неинтересно!
— Это пока… — многозначительно сказал Сергей Викторович. — Подрастёшь, знаешь, как интересно будет!
— Серёжа… — укоризненно покачала головой мама.
— А что? За косички дёргать будет. Портфели носить. Записки писать…
— Кстати, ты мою записку не потерял? — напомнила ему мама.
— Какую? Это, в которой что купить? — похлопал себя папа по карманам и растерянно огляделся по сторонам. — Интересно, где бы она могла быть?
— А это что? — указала мама на лежащий на ковре самолётик.
— Это? Это я учил Пашу дальнолётную авиацию делать, — объяснил папа и, подняв самолётик, увидел, что на нём что-то написано. — Ой, так вот же она — записка!
— «Торт… пять килограмм…» — прочитал папа надпись на крыле и присвистнул. — Ничего себе тортик!..
— Серёжа, читай внимательней!
Папа развернул самолёт и прочитал:
— «Торт. Пять килограмм фруктов»… Ах, фруктов! Ну ладно, тогда я пошёл…
Когда папа вернулся с тортом и фруктами, гости уже начали собираться.
Первыми пришли Макс с Жанной Эдуардовной. И Макс уже успел тайком от всех вручить Паше свой подарок.
— Вот, держи! — Макс всунул в руку Паше что-то завёрнутое в газету.
— Что это? — спросил Паша, разворачивая газету и рассматривая странный предмет.
— ПДМ-ПП! — оглянувшись по сторонам, шёпотом произнёс Макс.
— Чего?!
— ПДМ-ПП. Портативная дымовая машина Пал Палыча, — перевёл Макс. — Он её для огорода изобрёл — растения дымом обогревать.
— А мне что с ней делать?
— Да всё, что хочешь! Я одну такую в школе испробовал. Так учителя потом полдня свои классы искали!
— А как она действует? — заинтересовался Паша.
— Элементарно. Дёрнешь за верёвочку, и…
Но тут пришли очередные гости, и дальнейшие объяснения были отложены вместе с подарком в сторону.
Когда все гости собрались и познакомились с Машей и Максом, Паша, немного волнуясь, сказал:
— А теперь я хочу вас познакомить с моим… э-э…
— Почему это с твоим?! — возмутилась Маша. — С нашим.
— Ну, ладно, с нашим, — согласился Паша и, вспомнив папины наставления, предупредил гостей. — Только вы не пугайтесь.
— Он очень хороший, добрый… — начала перечислять Маша.
— И умный! — добавил Паша.
— Гы! Это про меня? — скромно потупив голову, бочком протиснулся в дверь Дракоша. — Дракоша! — подошёл Дракоша к одному из гостей и с чувством пожал ему руку.
— Ки-кирилл, — слегка заикаясь, представился гость и храбро пожал Дракошину лапу.
Дальше дело пошло веселее, и уже через несколько минут гости, окружив Пашу, Машу, Макса и Дракошу, расспрашивали, откуда взялся Дракоша, что он ест, как он научился разговаривать, где… В общем, расспросы, наверное, продолжались бы до ночи, если бы мама с папой не принесли большой торт с зажжёнными свечками.
Все быстро уселись за стол.
— Давай, Пашка, дуй!
— Воздуху побольше набери!
— Чтобы все свечки задуть!
— Мам, — подёргал Машу за рукав Дракоша, — а зачем нужно все свечки задуть?
— Чтобы все желания исполнились, — ответила Маша.
— Гы? — удивился Дракоша и посмотрел на Пашу.
Паша набирал воздух:
— Раз, два, три…
Вряд ли стоит осуждать Дракошу: он хотел, чтобы все Пашины желания обязательно исполнились…
Когда Дракоша дунул, торта на столе не оказалось. Он моментально переместился на лица и одежду гостей. Больше всех досталось имениннику.
— Ну спасибо, Дракоша, — сказал он, протирая заляпанные кремом глаза.
— Пожалуйста, — растерянно сказал Дракоша. — Теперь все твои желания сбудутся, папа.
Раздалось чьё-то негромкое хихиканье, а потом дружный смех.
Мама и Жанна Эдуардовна бросились в ванную, открыли самый большой пакет стирального порошка и приготовились к массовому застирыванию детей.
Первым был вымыт и переодет именинник.
— Ребята, все по очереди в ванную… — начала мама, заходя в большую комнату, и осеклась.
Чистые и аккуратные дети как ни в чём не бывало сидели за столом. Стоял лишь один Дракоша. Он как раз долизывал с Маши остатки крема:
— Вкусно!
— Что ж, я рада, — улыбнулась мама.
Чтобы не мешать детям веселиться дальше, папа, мама и Жанна Эдуардовна устроились на кухне.
Через некоторое время в дверь просунулась голова Паши:
— Пап, а можно, мы на компьютере поиграем? Мне такую классную «стрелялку-бродилку» подарили!


Понравилось произведение? Поделись с другом в соцсетях:
Просмотров: 56

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить